Не продаются и не реставрируются. Сотни старинных усадеб продолжают разрушаться

Сколько бы ни пели дифирамбы программам «Замки Беларуси» и «Культура Беларуси», направленным на возрождение историко-культурных объектов, а воз, вернее, развалины, и ныне там. Справедливости ради уточним — почти там. Что-то действительно консервируется и приводится в порядок. Но это касается, как правило, наиболее известных памятников архитектуры, включенных в программы. Остальные ждут своей очереди. Дождутся ли? К тому же далеко не все архитектурные памятники внесены в Государственный список историко-культурных ценностей. А это означает, что их легко могут продавать, перестраивать на свой лад и даже сносить, пишет «СБ Беларусь сегодня».

Впрочем, судьба включенных в список объектов не намного определеннее. Сегодня в нем находится 173 усадебно-парковых комплекса. Однако государственной поддержки по усадьбам практически нет. — Министерство культуры не может финансировать все объекты, — поясняет начальник отдела по охране историко-культурного наследия управления по охране историко-культурного наследия и реставрации Министерства культуры Наталья Хвир.

— Существуют приоритетные списки. Единственный вариант спасти усадьбы — передать их частным лицам. Будет хозяин у объекта — появится и шанс на его возрождение.

В конце 2009 года Министерство культуры совместно с Министерством спорта и туризма, областными и местными исполкомами разработало план действий по передаче неиспользуемых усадеб, находящихся в сельской местности и малых городских поселениях, субъектам агроэкотуризма. Он включал в себя 46 усадебно-парковых комплексов. Однако за шесть лет в частные руки попало лишь 9 из них.

Причин тому много. Во-первых, недостаточная работа местных исполнительных и распорядительных органов. Во-вторых, отсутствие правоустанавливающих документов на объект, что явно затормаживает процесс передачи. А в-третьих, высокая стоимость объектов, несмотря на их, в общем-то, никудышный вид. К примеру, усадьбу в Красках Волковысского района продали за 80 тысяч долларов, а дворцово-парковый комплекс «Совейки» в Ляховичском районе и вовсе ушел с молотка за 200 тысяч долларов.

vidzy_lov_usadba_0005-8d56c6a648225e3288f72ad0aa05f479

Усадьба Вавжецких, пос. Видзы, Витебская область

— Сложность еще и в том, что аукционы, на которых можно купить усадебное здание, проходят сейчас не на районном, а на областном уровне, — говорит директор фонда «Страна замков» Александр Варикиш. — В 2007 году я запросто смог купить на аукционе в Ошмянском районе здание 1828 года. Сейчас процедура усложнилась.

Но покупка усадьбы влечет за собой целый ряд обязательств. Приобретая историко-культурную ценность, ее новый владелец становится «крепостным» и не может шагу ступить без разрешения Министерства культуры. Он должен разработать научно-проектную документацию, подготовить проект зон охраны, восстановить здание, максимально сохраняя его исторический облик. И, наконец, согласовать функциональное предназначение будущего объекта. Министерство вряд ли разрешит открыть там фитнес-центр или танцевальный клуб. В плане по передаче неиспользуемых усадеб четко прописано, что в дальнейшем они должны использоваться как агроусадьбы.

Не слишком ли много условий для тех, кто и так приобретает усадьбу за немалые деньги? Может, тогда надо передавать подобные объекты заинтересованным лицам за символическую цену, условно говоря, за одну базовую величину? Ведь в будущем им придется потратить на восстановление дышащих на ладан зданий сотни тысяч долларов.

— Полностью согласна с таким предложением, — сказала Наталья Хвир. — Но Министерство культуры не может решить этот вопрос самостоятельно. В этом участвуют и другие органы власти.

Скорее всего, этот вопрос повиснет в воздухе. Но почему на месте «графских развалин» обязательно должна размещаться именно агроусадьба, а не музей, магазин антиквариата или гостиница? Александр Варикиш считает, что для старинных усадеб нужно найти прежде всего собственника — не важно под какие функции. Так, в деревне Трокеники Островецкого района одно из усадебных зданий отдали под склад автозапчастей — благодаря этому оно не разрушается от непогоды и налетов вандалов. Но не все собственники настолько хозяйственные.

usadba_velikaya_lipa

К примеру, на балансе предприятия «Минск Кристалл» находится две усадьбы — в деревнях Яновичи и Туча Клецкого района. И обе — в крайне неудовлетворительном состоянии.

— В эти объекты не вкладывается почти ни копейки, — возмущается Наталья Хвир. — Мы включили административный ресурс. Объекты накрыли. Но чем? Материалом, которым накрывают коровники! Работы пришлось остановить из-за незаконности действий. В прошлом году «Минск Кристалл» даже оштрафовали — аж на 3 миллиона белорусских рублей! Суммы просто смешные. Но больше мы не в силах что-либо сделать.

Сейчас собственник усадеб засуетился и вроде пытается навести там порядок. Но что из этого выйдет, учитывая грустную предысторию, покажет только время.

Может, проблема разрушения ценных усадеб кроется не только в несовершенном законодательстве, сложном процессе приобретения объектов, высоких ценах? А просто аукается наше неумение ценить историю и нежелание сохранять наследие?
Чему стоит поучиться за рубежом

В Германии многие историко-культурные объекты находятся в ведении фондов. Фондом руководит правление, в которое входят известные и уважаемые в обществе люди. Они определяют стратегию развития объекта, нанимают управляющую компанию для ведения бизнеса и контролируют расход средств. Часть денег поступает из государственной казны, часть зарабатывается фондом за счет конкурсов, организаций свадеб, продажи сувениров, сдачи в аренду помещений.

В Англии старинные усадьбы часто представляют комбинацию частной недвижимости, где живет семья владельца, и поддерживаемого государством музейного комплекса. Согласно заключаемому договору, частное лицо обязуется сохранять и развивать объект, обеспечивать доступ посетителей в музейную часть усадьбы, а местные власти — выделять средства на поддержание объекта в должном состоянии.

Польша пошла по пути восстановления старинных усадеб за счет европейских грантов. Таким образом, например, был отреставрирован королевский «палацек» в одной из гмин Краковского воеводства. Полуразрушенное строение на глазах превратилось в комплекс с гостиницей, помещением для конференций и выступлений, кафе и магазинчиком. Кстати, подобный опыт начинают перенимать и белорусы — в усадьбе Огинского в Залесье Сморгонского района за средства Евросоюза был восстановлен театрально-концертный зал.

Добавить комментарий