Чем могут смутить иностранных туристов экскурсии по Беларуси?

Уважаемые туристы, посмотрите направо – это лес и одновременно туалет… Конечно, это было бы слишком грубо сказано, если бы не было так правдиво. Ведь экскурсии по Беларуси могут приятно удивить не только своими памятниками. А еще и смутить инфраструктурой. Эксперты говорят, что в последние годы ситуация значительно улучшилась. Однако есть еще куда стремиться.

Маршруты: не все так ново, как кажется

В Беларуси официально более 1000 туристско-экскурсионных маршрутов. Но это не значит, что каждый из них уникален по своему содержанию.

— Маршрут может быть представлен в нескольких вариантах. Например, если мы едем из Минска на экскурсию в Несвиж и Мир, то это один маршрут. Но если мы едем туда из Барановичей – уже другой. Хотя мы посетим те же объекты. Поэтому в реальности не более 40-45 основных маршрутов охватывают один регион Беларуси, — рассказывает Марина Масташова, консультант Департамента по туризму Министерства спорта и туризма.

По мнению Анатолия Вараввы, экскурсовода, лауреата конкурса «Познай Беларусь» в номинации «Экскурсовод года», автора путеводителей, несмотря на то, что некоторые экскурсии искусственно увеличивают общее количество маршрутов, они все равно имеют право на существование. «Конечно, есть маршруты, которые не используются. Но они, как мраморное мясо, которое большинство белорусов никогда в жизни не попробует, тоже должны быть», — считает эксперт.

Сегодня самые популярные у туристов маршруты проходят через Полоцк, Несвиж, Мир, наши областные центры и столицу. Самые дорогие экскурсии – с ночевкой и питанием. Они могут длиться два дня и стоить 750 000 с человека. Анатолий уверен, что оптимальный однодневный маршрут не должен превышать 350-400 км, 10-12 часов и 6-7 полноценных остановок. «Сегодня хватает мастеров, которые могут напихать в маршрут множество однотипных объектов, полагая, что разработали принципиально новую экскурсию. В итоге возят людей по 16 часов в день от одного пункта к другому, и туристы не получают ничего кроме усталости и головной боли», — рассказывает он.

Инфраструктура: наша притча во языцех

Хорошее впечатление от экскурсии и харизматичного гида всегда может испортить белорусская инфраструктура.

— Придорожный сервис — это наша гангрена, – отмечает Анатолий. — На совещаниях Министерства спорта и туризма и других заинтересованных ведомств, мы говорим о том, что через каждые полтора часа езды на дороге должна быть оборудованная остановка. Хотя бы будка, раз уж в XXI веке у нас не получается построить современный туалет. А ведь чаще всего экскурсоводы вынуждены говорить туристам: вот наш лес – наше богатство, идите туда! И если нашему человеку еще можно это объяснить, то иностранец не всегда поймет. Их, конечно, предупреждают, что у нас в этом плане страна с ограниченными возможностями. Но эти объяснения ничего не объясняют. Это то же самое, если повар вам скажет, что котлета невкусная, потому что мясо было несвежим И приводит пример, когда даже оборудованного туалета бывает недостаточно.

«На брестском шоссе есть стоянка. Как-то мы остановились там с автобусом туристов. Увидев нас, сотрудница стоянки сказала своей коллеге: «Клава, закрывай туалет, туристы приехали!» Там по всей трассе такая поведенческая традиция: как только приехал автобус с туристами, сразу в туалете сандень, санчас или сануборка… Я не выдержал, попросил, чтобы туалет открыли, и написал жалобу в эту организацию. Мне прислали ответ, что сотрудники туалета депремированы, а в случае повторения ситуации — будут уволены. А ведь такого рода проблемы у нас повсеместно», — вспоминает случай из жизни экскурсовод.

Но не только наши места общественного пользования — болевая точка экскурсионных маршрутов. «Далеко не в каждом музее могут провести экскурсию на иностранном языке, аудиогиды также есть в считанных местах», — отмечает Марина Масташова. Но при этом она обращает внимание, что за последние годы появились позитивные тенденции. «В большинстве городов уже есть указатели, теперь там туристы не потеряются, на брестском шоссе открылось больше объектов придорожного сервиса… Конечно, людям всегда хочется, чтобы эти изменения происходили быстрее. Но если сравнить сегодняшнее положение дел с тем, что у нас было десять лет назад, то это большая разница», — уточняет специалист Минспорта и туризма.

Экскурсоводы: профессионалы в дефиците

Марина Масташова считает, что наши экскурсии держатся на профессионализме экскурсоводов. «Когда есть прекрасно сохранившийся или отреставрированный объект, провести экскурсию не сложно. А когда у вас «рэшткі падмуркаў», только специалист высокого класса может так построить экскурсию, чтобы туристы остались в восторге», — говорит она.

С 2007 года в Беларуси существует профессиональная аттестация экскурсоводов и гидов-переводчиков. На 1 мая 2012 года насчитывается 914 экскурсоводов и 173 гида-переводчика. Однако истинные профессионалы в дефиците. «Бейдж не является документом, удостоверяющим реальные умения экскурсовода. Он лишь свидетельствует о том, что человек сдал экзамены и представил одну-две экскурсии. Только опыт сделает из него профессионала», — уверен Анатолий Варавва. Но при этом на новое поколение экскурсоводов эксперт смотрит с оптимизмом и говорит, что среди них много людей, которые, действительно, любят это дело.

При этом Марина Масташова отмечает, что, как правило, на курсах экскурсоводов из группы в 40-45 человек в профессии остается четверо-пятеро. «Во-первых, некоторые стесняются выйти к людям и публично проводить экскурсию, во-вторых, сама по себе работа требует от человека постоянного стремления совершенствоваться», — говорит она.

Зарплата экскурсовода зависит от многих факторов: сезонности, профессионализма, количества проведенных экскурсий. И если в советское время при средней зарплате по стране в 100-120 рублей, белорусские экскурсоводы могли заработать 500 рублей, сегодня настолько относительно большие суммы, по словам Анатолия Вараввы, могут им только сниться.

— Да и экскурсий в советское время было больше. Минское бюро путешествий в год могло обслужить до 5 млн туристов, — говорит Марина Масташова, которая, кстати, тоже работала экскурсоводом. — Тогда только там в штате было более 100 экскурсоводов, а сейчас по всей стране штатных сотрудников около десяти! Сегодня турфирмам из-за сравнительно небольшой загрузки выгоднее сотрудничать с экскурсоводами по договору подряда.

Туристы: большинство посетителей экскурсий – белорусские школьники и студенты

У нас не ведется статистика по туристам, которые посещают экскурсии. Но, исходя из своих наблюдений, Марина Масташова говорит, что большинство экскурсантов – белорусские школьники и студенты. Среди иностранцев около 90% — россияне. «Россиянам интересно то, что у них на слуху: посмотреть Минск, Брестскую крепость, побывать в поместье Деда Мороза. Они посещают Могилев, где была последняя ставка российского императора Николая II, и недалеко находится Буйничское поле, где завещал развеять свой прах писатель и военный корреспондент Константин Симонов. Витебск, как культурный город, облюбовали туристы из Санкт-Петербурга и Смоленска», — поясняет Марина Масташова.

В свою очередь Анатолий Варавва уверен, что белорусы стали ездить на экскурсии меньше в связи с материальными проблемами. «Еще три года назад в это же время я не вылезал из автобусов, когда сопровождал в поездках жителей нашей страны. Там были люди, которые путешествовали со мной по шесть-семь раз. В прошлом году, когда начались финансовые проблемы, такие сборные группы белорусов (когда люди покупают путевки самостоятельно – прим. авт.) стали редкостью. Сегодня ситуация та же. Ведь любое обнищание в материальном смысле ведет и к обнищанию духовному. Если человек думает, как свести концы с концами на уровне пищи и жилища, то его ум не будет открыт путешествиям», — считает он.

Конечно, наш познавательный туризм пока сложно представить без шероховатостей. Но даже учитывая их, Анатолий Варавва уверен, что белорусам нужно ездить на экскурсии, чтобы чувствовать себя частью нации. «У Беларуси сложное, противоречивое, интересное прошлое. Как экскурсоводы, мы видим задачу вести людей к образованию не через параграфы учебника, а через зрительное впечатление. Ведь одно дело, когда ты читаешь учебник, а другое, когда тебя привели к конкретному объекту и рассказали, какие исторические события с ним связаны. Тогда это место становится для человека чем-то большим», — говорит он.

Добавить комментарий