Белорусская деревня достойна внимания всего мира

Уже несколько лет название нашей страны в различных туристических буклетах сопровождается словом «агротуристическая». Насколько оправданно название «Беларусь агротуритсическая»? Это, скорее, светлая мечта. У нас есть все шансы стать агротуристической страной для Европы, России. Есть еще нерешенные внешние вопросы с визами, есть проблемы с инфраструктурой, но главное – у нас есть желание людей. Агротуризм у нас начался снизу, это было желание жителей деревни: сделать что-то красивое, уникальное и показать, что наша белорусская деревня достойна внимания не только горожан, но и всего мира. Пока мы еще не агротуристическая страна, как Италия, где 50% иностранцев отдыхает в сельской местности. Но мы развиваемся очень быстрыми темпами.

Вы уже несколько раз повторили, что мы ориентируемся на россиян и европейцев. Это те люди, которых мы должны привлечь?

Это следующий шаг. Сейчас мы в основном работаем на наших граждан, и мы должны научиться хорошо обслуживать, сделать интересные программы для наших граждан. Почти во всех странах 80-90% экотуристов — это жители своей страны, а остальные — иностранцы. Но за последние два года к нам стали активно приезжать россияне, сначала в санатории и ознакомительные поездки, а теперь еще и в усадьбы. Наши усадьбы выходят на российские интернет-порталы, социальные сети и становятся все более и более популярными.

Приезжают разные люди, в том числе элита. Недавно я вернулась из Могилёвской области. Там усадьба работает с известными врачами, онкологами. Одному понравилось, и это передается из уст в уста. Люди приезжают просто за видом из окна. Один хирург даже курирует онлайн-операции, сидя в такой идиллии. Организуется и семейный отдых, свадьбы. У нас с россиянами нет проблем с визами и языком, поэтому это нормально. Здесь для них дешево, красиво и хорошо. Недавно я вернулась из Сибири, Алтая – там деревня просто мертвая, ХIХ век. Здесь россияне находят то, чего у них пока нет.

Европейцы – следующий наш сегмент. Но для них проблема визы и языки. Тем не менее они едут, обсуждают на порталах. Каждый год к нам на велотуре едут туристы из Голландии, едут поляки, литовцы. Сейчас у нас есть идея совместного проекта с литовцами – сделать совместный каталог усадеб. Он пойдет на европейский рынок. Но для того чтобы привлечь иностранцев, надо подготовить продукт, продвигать его на рынке, участвовать в выставках, размещать информацию в интернете, печатать в брошюрах. В общем, надо о себе заявлять. Поэтому это светлая мечта.

Допустим, есть россияне с сибирскими, ХIХ-вековыми деревнями. И есть Европа, у которой хорошие замки, французские шале — европейцам есть куда поехать. Зачем им ехать в Беларусь?

Потому что мы предлагаем совершенно другое, то, что в Европе утеряно раз и навсегда. Я имею в виду нетронутость природы — в Европе ее почти нет. Правда, у нас есть конкуренты – Литва, Латвия, Эстония. В Беларуси образ жизни, которого точно нет нигде: отчасти социалистический, отчасти патриархальный.

Им это тоже нравится?

Конечно, у них этого просто нет. Сама по себе деревня – это уникальный социум. В мире вообще нет таких деревень, разве что, может быть, в Румынии. Разве в Польше деревни? Нет, там индивидуальные дома, которые стоят рядом, там нет общности. За этим и едут. Кто-то хочет посмотреть колхоз, кто-то сходить в уникальные походы на болото, понаблюдать за птицами, прогуляться по дрыгве. У нас есть нематериальное наследие: обряды, традиции, ремесла.

С 2003 года существует список нематериального наследия «ЮНЕСКО». Беларусь подписала конвенцию, и один обряд «Цари» на Старый Новый год в деревне Семежево Копыльского района вошел в этот список. В ноябре будут обсуждаться наши Шаповалы Дрибенского района. Там делают валенки, шапки, рукавицы. Еще у нас есть «Женитьба Терешки», «Вясельны каравай». У нас есть и свой список, охраняемый государством. Постепенно мы готовим инициативы на «ЮНЕСКО». Мы первая страна, которая получила от «ЮНЕСКО» специальный гранд для сохранения этих обрядов. В Европе нет, к чему сейчас все начали обращаться, — корней. В таком первозданном виде это есть в Сибири в Республике Тыва. Там живут кочевники в горах, и 70% населения никогда не говорило по-русски. Это жизнь эпохи Чингисхана: не изменилось ничего.

Это тоже интересно, правда, ехать далеко.

В каком-то смысле европейцы могут найти у нас такие же уникальные вещи. Поэтому они едут не в замки и комфортные коттеджи, а за человеческим отношением, гостеприимством. Сибирь уникальная, красивая, но там по-другому, там много приезжих людей. Такого радушия, гостеприимства уже не найдешь. Европейцы едут за отношением, природой, культурой и едой. В деревне она без генетически модифицированных продуктов.

Это настоящая здоровая пища, которую продают в европейских супермаркетах за сумасшедшие деньги.

И то по поводу нее есть большие сомнения. Если Голландия начнет выращивать генетически чистую продукцию, она все равно будет сомнительной, потому что почвы интенсивно загружались удобрениями.

У нас есть вкусная еда, радушные люди. Но очень многие считают, что отдых в Беларуси – это вовсе не отдых. Мы слышали истории, когда иностранцы приезжают в небольшой белорусский городок, селятся в ужасно убитой гостинице с тараканами и обшарпанными стенами, и им негде поесть. Считается, что цены для Беларуси высокие, а сервиса никакого. Это проблема?

Конечно, проблема. Поэтому мы продвигаем продукт – отдых в сельской усадьбе. Когда человек приедет в нормальную усадьбу, хозяева будут работать как мини-туроператоры. В их интересах задержать человека подольше, и они предлагают программы пребывания в этом регионе. Там будет предложение поехать в музей, заповедник, экомузей, ресторан, поехать к рыбакам есть уху. Гостю будут предлагать эксклюзивные вещи, о которых не написано в интернете. Все это можно получить от хозяев как туроператоров. Я гарантирую, что люди обеспечат программу пребывания туриста. Но даже если ты едешь за границу не в туристический регион, ты можешь ничего не увидеть, пока не начнешь общаться с местным населением, которое покажет тебе, куда идти и что смотреть.

Владельцы агроусадеб – частные люди, и государство сюда в принципе не вмешивается. Сам человек договаривается с рыбаками, к которым везет гостя есть уху, с музеями, в которые повезет смотреть достопримечательности. Он все делает сам. Ему хватает сил?

Пока сил хватает. Это команда, которая работает на региональном уровне. Теперь модно говорить о кластерных принципах развития экономики. Когда люди приезжают в туристический регион, об их прибытии уже знают. Инициативная группа работает вместе, все отлажено, и это вопрос координации. Хозяин не хочет, чтобы люди сидели у него шесть дней безвылазно. Каждый день он устраивает какие-то интересные поездки, чтобы у гостей были яркие впечатления.

Один из таких активно развивающихся районов – Воложинский. Там есть зеленый маршрут под названием «Воложинские гостинцы». Не важно, в какой усадьбе остановится человек, ему все равно подготовят программу. Он поедет в в Раков в музей братьев Янушкевичей. Потом он поедет на усадьбу Фролова «Мир пчел». Там двух-трехчасовая программа о жизни пчел с великолепными роликами, со стеклянным ульем, ролевыми играми, угощением медом, блинами, чаем, покупкой меда и сувениров. Потом гость может поехать к Олегу Лосю в Музей старинных инструментов. Потом поедет в Воложин, это сам по себе интересный город. Могут посетить родину Вишнева, Шимона Переса, посмотреть интересные костелы, съездить в Ивенец, в музей культуры.

Программа может бесконечно углубляться на несколько дней. Можно еще полетать на самолете, поездить на лошадях. Соседи подгонят телегу, продадут творог, картошку, молоко.

Район работает по принципу кластера, там сложившиеся производственные связи. Вопрос лишь в координации: свободны люди или нет и в какое время. Именно так должны работать региональные туристские территории. Что, например, наше Минспорта может знать о турфирмах: только средства размещения, и все. Но там ничего не знают о питании, музеях, транспорте, потому что это другие отрасли. Туризм у нас объединяет до 25 отраслей, поэтому именно кластерный принцип объединения на уровне туристских территорий является наиболее эффективным.

Воложинский район работает при поддержке властей. Было рискованно проводить зимний фестиваль на упряжках с сибирскими хаски, но власть разрешила. Было 4-5 стран, из Минска приехало более двух тысяч людей, их кормили, развлекали.

Эти кластеры как-то взаимодействуют между собой? Есть ли какая-то структура, которая объединяет всех владельцев усадеб?

Такой структурой являемся мы. Мы объединяем хозяев усадеб по профессиональному принципу: тех, кто занимается сельским туризмом и принимает у себя на усадьбах людей. Когда речь идет о кластерах, это уже взаимодействие людей на региональном уровне. И тогда подключаются не только хозяева усадеб, но и всевозможные сервисы, развлечения, инфраструктура.

Конечно, мы много рассказываем про кластерные системы. Завтра у нас будет семинар по агротуризму для Минской области в Смолевичах. Там мы вместе с управлением по туризму Миноблисполкома будем объяснять принцип кластерной работы. А потом люди все организуют сами. Конечно, нужен лидер, любое дело без человека-мотора не работает.

Кластерная система хорошо работает в Воложине, Щучине. Что-то делается на гомельском Полесье. Все это функционирует в партнерстве с властью, которая тоже видит в этом свою выгоду. Им можно проводить красивые мероприятия, отчитаться. В этой сфере получается хорошее сотрудничество.

У нас действительно есть на что посмотреть. Мы привыкли, что Беларусь – это только лес и болото. Например, я не знаю, куда можно поехать в Беларуси. Если бы я загорелась мыслью отдохнуть в Беларуси, мне пришлось бы долго искать в интернете, чтобы что-либо узнать. Где можно найти об этом информацию?

Такого универсального места пока нет. Можно прийти к нам на ruralbelarus.by. Но там будет отдых по усадьбам. У нас есть сайт по зеленым маршрутам greenways.by. Там будут телефоны координаторов, нужно идти к ним. Есть greenbelarus.com, который рассчитан на иностранное государство. Там есть комплексные программы пребывания. Но лучше всего связываться с усадьбами регионов или звонить в нашу ассоциацию.

Мы мечтаем сделать красивый информативный сайт majaveska.by. Он в процессе разработки, мы создали имя, обсуждаем структуру. Там можно будет найти все, потому что сайт будет широкой тематики: там будет информация о культурных памятниках, природе, событиях, обрядах, кластерах, усадьбах, развлечениях. Мы сделаем систему поиска. Но это дорогостоящая вещь.

Я открыла портал belarus.by, который пропагандируется на Европу и весь мир. Может, затеять сотрудничество с ними?

Насколько я понимаю, это сайт Национального агентства по туризму от Министерства спорта и туризма. Конечно, они открыты к сотрудничеству, это некоммерческая организация. Они призваны пропагандировать нашу страну – комбайны и прочее. Но сайт стал лучше, я знаю, к ним в отдел маркетинга пришли новые люди, свежая кровь. Он стал поживее.

На одном из маркетинговых занятий было упражнение, в котором люди говорили, как они видят Беларусь. А потом все набрали в поисковике «Беларусь», чтобы узнать, как она представлена в интернете. К сожалению, ничего подобного там и близко не было. Эти сайты должны хорошо продвинуться в поисковиках, чтобы информация была доступна нашим иностранным гостям. Но это уже другой бизнес – интернет.

В любом случае сотрудничество с belarus.by было бы полезно.

Мы сотрудничаем. Блины, отдых – это деревенская тема, пропаганда территорий, на которых работаем мы.

В прошлый раз мы с вами встречались с израильскими экспертами. Какое у них впечатление? Понятно, что в эфире они говорят, что все хорошо, и мы молодцы, но что они думаю на самом деле?

Израильтяне здесь уже четвертый раз. Если бы все было так плохо, они бы сюда не ездили. У Израиля сильные сантименты относительно Беларуси благодаря их корням, начиная от их трех президентов . Они захотели поехать в Пинск, потому что они живут в Хайфе на улице Пинского. Они поехали на мотыльский рынок. Это обычный деревенский рынок, а они сказали, что его знает каждый, что об этом столько написано. У них сильные ностальгические чувства.

К тому же здесь много вкусной еды. А израильтяне к ней неравнодушны. У нас удивительная природа, зелень, вода. Этого нет в Израиле. Здесь теплые, гостеприимные, открытые люди. Все вместе это создает среду, в которой им комфортно, хорошо и безопасно. Поэтому потенциал работы с Израилем огромный. В период жары, когда у них все умирает, здесь комфортно. Но есть маленькая неприятность – комары. Мы уже начали обсуждать этот вопрос с Минздравом и Минприроды, решать, что делать. Пока мы шутим, что это белорусская экопунктура.

Это наша фишка.

Для людей неадаптированных это немыслимо.

Израиль к нам расположен благодушно. Какие еще есть европейские направления сотрудничества?

Мы входим во все европейские организации, связанные с агроэкотуризмом. Если мы сделаем каталог, кроме нас, в него войдет Литва, Украина и, может быть, Калининградская область. Сегодня к нам приехали польские гости, 20 октября будет конференция по сельскому туризму и предпринимательству.

Конечно, потенциальный рынок – Германия. Немцы – самая путешествующая нация. К тому же они по-хорошему «сдвинуты» на зеленой теме, поэтому агроэкотуризм им нравится, они поедут. Голландцы поедут, так как им важна нетронутая природа. Могут поехать англичане. Но для них нужно подготовить нормальный туристический продукт, чтобы им не было скучно. Есть некоторые нюансы с языком и менталитетом. Потенциально к нам могут приезжать и американцы, но не только за агротуризмом. Скорее всего, они захотят посетить несколько стран. Точно так же, как если бы мы поехали в США, мы посетили бы несколько штатов.

Наиболее реальные и близкие – россияне. На днях мы подписали договор о сотрудничестве с Ассоциацией России. Они будут приезжать на ознакомительные и обучающие туры, им есть чему у нас поучиться, так как у них формы развития сельского туризма очаговые. Пожалуй, Алтай был началом, там все началось с 1994 года. Еще один очаг Калининградская область. Что-то есть под Вологодой, Львовом, Воронежем. Но это отдельные инициативы. Более системно туризм развивался на Алтае, потому что там было много проектов, и там совершенно уникальная природа. Это ценно для всего мира. Там экотуризм в неразрывной связи с сельским туризмом. На Алтае ты начинаешь понимать, что такое изменение климата и как это может отразиться на местном населении. Я была поражена: прошлая зима была очень суровая, и в Монголии погибло 8 млн скота. Народ обнищал за одну зиму, все покрылось льдом. Значит, теперь им нужно заготавливать сено и думать о дополнительном доходе за счет туризма. Для этих людей экотуризм становится способом дополнительного заработка.

В любом случае перспективы есть.

У нас подготовлены свадьбы по белорусским традициям. Очень много свадеб будет 11.11.11. Россияне едут отмечать праздники урожая, запланированы экскурсии, вечеринки в полесских традициях. Там, где есть дополнительное содержание, а не просто еда и койка, есть и туристы.

Добавить комментарий