Березовский фермер разводит павлинов

Предприниматель из Березовского района занялся разведением фазанов, цесарок, перепелов и павлинов. «Павлины, говоришь? Ххе!» — тут же пришло на память бессмертное суховское. Павлин в самом деле был феерически красив. Птица распустила хвост и с осознанием собственной неотразимости дефилировала по вольеру. А вот жилище фермера, вопреки моим ожиданиям, оказалось далеко не трехэтажным особняком. Традиционная крестьянская хата из черного от времени дерева, возраст которой перевалил за полсотни лет. Из окна меня заметил и пригласил зайти хозяин, фермер и предприниматель Владимир Морганюк. Внутри — три белых инкубатора. Цыплячий писк и возня в накрытой коробке.

«Желание — страшная сила»

— Заняться фермерством мне подсказала жизнь, — начал собеседник. — Три года назад я купил этот хутор, до меня здесь уже побывали любители наживы, все было поломано. Привел дом в порядок, хотя до того никогда в деревне не жил: был военнослужащим, воевал в Афганистане, работал в рыбхозе, потом вышел на пенсию.

Построили на хуторе ферму, развели свиней. Сейчас вот строим с зятем маточник вместо старого деревянного. Затем настала очередь птицы.

— А вообще, сложно, наверное, поначалу было? Ведь нужна масса специальных знаний по уходу за живностью.

— В нашем деле не важно, имеет человек высшее образование или нет. В первую очередь он должен быть хозяином. Остальное сделают специалисты: бухгалтер, агроном. Успех всего предприятия держится на толковом хозяине. Диплом дает только право на работу, а ума он не дает. Не знаешь — спроси, подучись. Я сам ничего не знал об этом деле, но разговаривал с агрономами, технологами. Если ты хочешь достичь какой-то цели, пусть не получается сразу, пусть не можешь что-то сделать, но если ты настойчив — узнаешь, спросишь, поинтересуешься, почитаешь, и у тебя потихонечку все пойдет, не сейчас, так в следующем году. Желание — это страшная сила. А еще настойчивость и труд. Я когда первый раз увидел, как свинья поросится, — растерялся, просто не знал, что делать. Повезло, что рядом был ветврач. Сложно, конечно, было, трудоемко, но, с другой стороны, и интересно.

«Зарубить такую красоту рука не поднимается»

Птицы — настоящая страсть и стихия фермера Морганюка. Это видно невооруженным глазом, достаточно пройтись с ним по двору. В вольерах и клетках кого только не увидишь, покруче будет любого зоопарка. Тут тебе и павлины, и фазаны — охотничьи, золотые, серебряные. И куры разные — голошеие, чубатые украинские, светлая брама, палевая брама — с ногами в перьях. Брама — они очень большие вырастают, мясо-яичная порода. По двору вместе с курами тяжело переваливаются неуклюжие цесарки, и тоже разных пород — белогрудые, голландская голубая, китайская шелковая. В одной из клеток трехнедельные утята французской утки, хотя с виду не меньше двухмесячных. Они только второй год как завезены в Беларусь из Германии. Жили здесь и куры-кахетины — катится по земле такой шарик из пера и пуха, но их украли. А вон в клетке сидит какая-то взъерошенная мелочь, размером с кулак. Оказалось, перепелки.

— Увидел однажды домашних птиц по телевизору — они такие красивые! — рассказывает фермер. — Загорелся, нашел объявления в журнале, познакомился с птицеводами, раздобыл у них яиц. Зелененькие яйца — охотничьих фазанов. А яйца золотых фазанов — беленькие и размерами поменьше. А вот это яйца индюков бройлерных, тушка такого индюка весит 20-25 кг. И павлинов сюда же яйца положил.

— Как вы потом птенцов различаете?

— По срокам: цыплята вылупляются через 21 день, фазаны — 24-26, павлины — 26-27, утка — 30, мускусная или индоутка — через 31.

А в другом инкубаторе уже кто-то пищит. Открываем — лежит птенец. «Фазан. Год какой-то неудачный, птенцы слабые, плохо растут, на улице в ящике двое бегают, а несколько уже умерло», — раздосадован хозяин.

— А фазаны что, тоже на мясо? — осторожно спрашиваю я у вольера с царственной окраски птицей.

— Однажды один мой знакомый попросил: «А можно у тебя разжиться фазаном к столу?» — «Приезжай!» Я его провел к вольерам: «Тебе зарубить какого?» Тот посмотрел: «Да он у меня в горле застрянет». На такую красоту даже рука не поднимется. В результате уехал с куском свинины. А раз зимой один из самцов улетел. В деревне старик нашел полузамерзшую птицу, выходил и передал одному местному предпринимателю. Мы были знакомы, в итоге красавец ко мне вернулся.

«Отдача от нас обязательно будет»

— Конечно, птицы красивые, убивать их жалко. Но вы же предприниматель…

— Времена изменились, многие сейчас участок отводят не под грядки, а стараются на нем что-то сделать для глаз, для красоты. И есть среди них любители красивых птиц. Соорудит такой человек у себя вольер и, глядишь, купит у меня парочку. Покормить их или просто полюбоваться — одно это уже успокаивает. Своих павлинов, к примеру, я купил по цене 700 долларов за пару. Но не подумайте, что я из этого выжимаю какую-то сумасшедшую деньгу. Я хочу, чтобы у всех все было хорошо и чтобы все хорошо жили. Я и яйца отдаю за сто наших рублей, символически, чтоб велось, мне не жалко. Недавно одному парню отдал пять десятков яиц за белорусскую тысячу. Есть желание — пусть занимается, я не обеднею.

В вольере с фазанами обнаружилась и… болотная черепаха.

— Нашел недавно в окрестностях хутора. Живет с птицами, вроде ничего.

— Владимир Минович, а какие дальнейшие перспективы у вашего хозяйства?

— В перспективе — агротуризм. Дом переделаю под гостевой, уже начал достраивать к нему верандочку, переложу печь. На участке планирую построить три домика кемпингового типа. Конечно, баню с бассейном. Вся птица будет за домом -построю вольеры. Словом, живи — радуйся.

…Владимир Морганюк верит в молодое белорусское фермерство. Эту отрасль поддерживает президент. Есть и льготы: например, три первых года начинающие фермеры не облагаются налогом. Но много и трудностей. Очень дорогая техника. Чтобы вспахать свои наделы, фермеру приходится договариваться с колхозом либо частниками. Сложно уговорить СПК на аренду земли. Предлагают где-то вдали от дома, кусками, что неудобно. Неужели у нас в хозяйствах не хватает пахотной земли? «Нам помогать надо, потому что мы сейчас копошимся в земле, на своих фермах, но отдача от нас обязательно будет», — уверен Владимир Минович.

Добавить комментарий